Острие резака, не оставляя за собой задиров и сколов плавно скользило вдоль волокон.
В руках мастера нож, преображается, теперь он нечто большее, чем инструмент. Служа воле человека сталь в ожившем лезвии, приобретает мистическую сущность, она творит шедевр.

@темы: писательство